Наедине с природой…

Клен биз кроны

Тридцать лет назад, получив диплом ЛИТа с пролетарской специальностью «Литературный работник», оставил, превращенный в письменный стол от обеденного гарнитура, накрытый покрывалом с топчана не родной бабушки-блокадницы Ани, с чистым листом бумаги и взлетающей ракетой Гагарина авторучкой фабрики «Союз», где в гальваническом цехе трудилась мама, со тонкой стопкой журналов «Таллинн», «Радуга» с моими рассказами, потушив лампу под зеленым библиотечным абажуром, надел кожаное пальто покойного отца, его он примерил только в день покупки в комиссионке на Литейном, всю жизнь в шинели, под ее бортом в День Победы — «За Отвагу, за Будапешт, Берлин, Прагу», взял мобильник, сел за руль пятерки, чтобы встречать в порту шведского компаньона Рюбена, заносить его чемоданы в нашу квартиру, сватать свою секретаршу Мерике, уходить, как было модно говорить, в бизнес, от которого, глядя с расстояния в три десятка лет, не осталось ничего, чтобы, пережив клиническую смерть, реанимацию, интенсивную терапию, реабилитацию, оказаться в приютской комнате, где кровать, шкаф, стол с «LG FLATRON Wide», клавиатурой на коленях и мышью на подлокотнике кресла, с немым собеседником кленом за окном, утратившим три свои ветви, чтобы понять, как много было всего зря, ощутить всю невозвратность, горечь потерь родных и любимых, найти и обрести себя, как говорил земляк, лишь в одиночестве и единении с природой.